Коллективное интервью



Сергей
ЧИРИКОВ
заведующий
лабораторией
кафедры
«Ракетостроение»

- Почему сотрудники кафедры "Ракетостроение" и, в частности Вы, занимаются разработкой боевой экипировки, которая, казалось бы, никакого отношения к ракетной технике не имеет?

- Для этого есть несколько веских причин.

Во-первых, боевая экипировка и снаряжение являются номенклатурой нашего "родного" Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ), являющегося головным при разработке и заказе ракетно-артиллерийского вооружения для министерства обороны. Это управление заказывает промышленности и все образцы стрелкового оружия и боеприпасы к нему.

Во-вторых, современная боевая экипировка является продуктом исключительно наукоемких технологий и высокотехнологичного производства, а это как раз сфера наших научных интересов. Здесь мы с успехом применяем проектные и технологические наработки ракетно-космической отрасли.

В-третьих, создание современных образцов боевой экипировки — по существу сложнейших человеко-машинных комплексов — требует использования системного подхода, получившего наибольшее развитие именно в ракетно-космической технике.

И, наконец, в-четвертых, именно системы боевой экипировки и специального снаряжения являются наиболее ярким и практическим примером организационно-технической системы (ОТС). Очевидно, вам известно, что сейчас наша кафедра наряду с "классическими" ракетчиками  приступила к подготовке специалистов именно в области разработки ОТС. Поэтому выполнение НИОКР в области экипировки дает нашим сотрудникам и студентам практический опыт, позволяет на деле применить теоретические знания.

- Как Вам удается вести разработки боевой экипировки, не имея собственной производственной базы?

- Естественно, мы ведем наши работы не в отрыве от промышленных предприятий. Сотрудники кафедры, участвующие в разработках, сотрудничают с ведущими предприятиями региона, признанными лидерами в области создания боевой экипировки. Это и НПО "Специальных материалов", и ЗАО "Снаряжение", и ряд других предприятий. Зачастую наши выпускники находят на этих предприятиях свое призвание.

Например, нынешний начальник специального конструкторского бюро ЗАО "Снаряжение" В.И. Козлов (выпускник нашей кафедры 2003 года) начинал свою работу на предприятии с должности простого конструктора, еще обучаясь на 4-м курсе. На том же предприятии работает конструктором и совсем "свежий" выпускник кафедры — Саша Васильченко.

- Что нового внесли ученые и специалисты кафедры в разработку боевой экипировки?

- Надо отметить, что критерием новизны в любых разработках является конечный результат выполненных научных и опытно-конструкторских работ, а проще говоря — количество образцов, переданных на вооружение. Именно принятие на вооружение является истинной оценкой новизны, ведь принятый образец должен доказать свои качества в ходе многочисленных испытаний и опытно-войсковой  эксплуатации.

И нам действительно есть, чем гордиться. На вооружение принят рюкзак рейдовый специальный 6Ш106, входящий в состав боевого защитного комплекта "Пермячка" и получивший очень высокую оценку в спецподразделениях различных силовых структур, активно используется при выполнении контртеррористической операции на Северном Кавказе. Эта разработка проводилась нами совместно с ЗАО "Снаряжение" по заказу ЗАО "Кираса" (г. Пермь).

При непосредственном участии наших специалистов в НПО "Специальных материалов" был разработан и принят на вооружение бронежилет 6Б19 для вахтенных наружных боевых постов и военнослужащих морской пехоты. В отличие от других отечественных бронежилетов он не мешает несению службы и выполнению военно-профессиональных обязанностей, а в случае падения за борт не  даст утонуть моряку даже в том случае, если он находится без сознания. При попадании в воду автоматически и практически мгновенно наполняются емкости плавучести и разворачивают человека лицом вверх, удерживая его на поверхности воды.

Специальный бронежилет боевого пловца 6Б20 также продукт совместной работы наших специалистов с НПО "Специальных материалов" не имеет отечественных аналогов. Он предназначен для защиты боевого пловца от пуль подводного стрелкового оружия, холодного оружия и боевых животных, сочетая в себе не только функцию защиты, но и элемента специального водолазного снаряжения — жилета-компенсатора плавучести.

Сейчас проходят государственные испытания уже не отдельных элементов, а полноценной системы боевой экипировки для одного из управлений МО РФ. Эти испытания являются итогом многолетней работе, в которой удалось в полной мере реализовать наши "фирменные" ракетно-космические подходы и впервые в отечественной практике реализовать полностью интегрированную систему боевой и специальной экипировки и снаряжения.

- Как лично Вы заинтересовались этим направлением исследований?

- Еще работая в промышленности, мне пришлось заниматься разработкой специальной техники, в том числе средств выживания, специального оружия, спасательного снаряжения, а также организовывать их испытания, подготовку производства. В этом очень помогли специалисты Ржевского испытательного полигона и некоторых других научных и испытательных организаций. Столкнувшись вплотную с проблемами создания современной боевой экипировки, я понял, что есть очень большая потребность в этих, не самых простых, изделиях. К тому же я начал свою работу в этой области в тот момент, когда в этом виде вооружений отчетливо наметился скачок, связанный с появлением новых материалов и технологий. Чего стоит появление материалов с т.н. "климатическим эффектом", самостоятельно поддерживающих оптимальную температуру и влажность в зависимости от интенсивности выполняемой человеком физической работы. Опыт локальных конфликтов последних двух десятилетий убедительно доказал, что качество выполнения боевой задачи в огромной степени зависит от того, в какой боевой экипировке воюет наш солдат.

И в этой области до сих пор есть широчайшее поле деятельности, от теоретических разработок методов формирования требований к элементам экипировки до создания учебно-методической базы подготовки военнослужащих практическим приемам использования экипировки.





Кирилл
АФАНАСЬЕВ
старший
преподаватель
кафедры
«Ракетостроение»

- Кирилл Александрович, расскажите, как Вы стали заниматься подводным плаванием?

- Когда я перешел на четвертый курс, мой научный руководитель, доцент кафедры "Ракетостроение" М.Н. Охочинский, предложил в качестве учебно-исследовательской работы заняться изучением возможности применения реактивных двигателей для подводных транспортных средств. Материал, который мне удалось собрать за два года работы, показался нам настолько интересным, что и дипломный проект я выполнил на ту же тему. И в этот момент в моей жизни появился человек, который серьезно и основательно посвятил меня в профессию водолаза. Тогда, на старших курсах, я принял участие в водолазных погружениях вместе с опытным наставником и хорошим инструктором — заведующим лабораторией нашей  кафедры С.А. Чириковым. Именно тогда я заразился неизлечимой, можно сказать, хронической болезнью — дайвингом.  Потом мы вместе с Сергеем Алексеевичем принимали участие в подводных исследовательских и экспериментальных работах, отчего мое увлечение переросло в профессиональный интерес. И я стал, как бы это точнее выразиться, практикующим водолазом-теоретиком. Возможно, самым молодым у нас в стране. Повезло, пожалуй. Вообще, космос и подводный мир — очень схожие миры, и то, что один стал моей профессией, а другой моим увлечением, хобби, считаю своей личной жизненной удачей.

После защиты диплома меня познакомили с В.В. Терешиным, доцентом кафедры промышленного дизайна Художественно-промышленной академии, а чуть позже — со студенткой-дипломницей этой академии Машей Мякишевой. Она как раз собиралась выполнять дипломную работу, темой которой должна была стать дизайнерская проработка подводного туристского аппарата.… Потом в нашу веселую компанию пришел Игорь Бондарев, тоже выпускник Военмеха, сегодня уже успешно работающий в промышленности. В результате наша работа, подготовленная тремя студентами под руководством трех "старших товарищей", была представлена на суд жюри конкурса "Молодые, дерзкие, перспективные" 2001 года. Мы, военмеховцы, выполнили все проектно-конструкторские работы, а Маша основательно потрудилась над  дизайнерской частью, словом,  аппарат получился красивым и гармоничным…. Тогда наш проект занял второе место в достаточно представительном конкурсе и попутно заслужил приз зрительских симпатий. Так мое увлечение потихоньку стало обрастать наградами и призами...

- Да, наша газета писала о том, что в 2002 году Вы получили за свои работы Молодежную премию Санкт-Петербурга в области науки и техники…. Какова дальнейшая судьба Вашего научно-технического задела?

- В течение нескольких лет нашей группе удалось поучаствовать в ряде научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, связанных с подводной техникой. Так, мы столкнулись с вопросами конструирования систем передвижения водолазов под водой, создания гидрокостюмов для водолазов и систем компенсации плавучести. Все эти работы были интересными и весьма оригинальными. Характерной чертой этих сложных технических задач является "вилка параметров", когда, с одной стороны, нужно обеспечить одни требования, не выходя за рамки других, в связи с чем  пришлось достаточно долго и упрямо искать наиболее эффективные конструкции для решения этих задач.

Сейчас я продолжаю работу над кандидатской диссертацией, связанной с проектированием подводных систем, предназначенных для транспортирования человека на значительные дистанции. Однако методы оптимального проектирования для транспортных систем, функционирующих с участием человека, недостаточно эффективны без учета и физиологических, и психологических особенностей человека-оператора, управляющего транспортным аппаратом. Ведь функция любого средства доставки пассажиров — транспортная, и выполнение этой функции не является самоцелью, поскольку после прибытия на место пассажиры должны приступить к решению поставленных задач, что требует от них определенных затрат энергии. Так родилась идея проектирования подводных средств движения с учетом энергетических потерь оператора, когда при проектировании учитываются так называемые "энергетические условия" выполнения операции.

Такой подход, которой мы назвали "затратно-эргономическим", позволяет спроектировать либо подводную транспортную систему с минимальными потерями энергии оператора, либо определить, с каким запасом этой энергии оператор (пилот, пассажир) прибывает на границу выполнения операции. А это, в свою очередь, дает возможность определить вероятность выполнения поставленной задачи.

Так был сформулирован принцип эргономического проектирования транспортных средств с учетом затратно-эргономического подхода. Подобный подход может применяться при анализе и проектировании любой транспортной системы, но наиболее показательной системой является подводное средство движения, поскольку воздействие со стороны окружающей среды, факторы усталости и психологического стресса, а также необходимость динамической реакции на внешние воздействия здесь проявляют себя максимально.

Анализ работ в данной предметной области показывает, что применяемые до сих пор традиционные методы проектирования сегодня уже не дают приемлемого результата и требуют уточнения и улучшения. Поэтому предложенный метод найдет применение в проектировании пилотируемых подводных средств движения самого различного назначения, как общегражданского и туристского, так и специального.

На сегодняшний день наша группа опубликовала более 30 научных работ по проектированию подводной техники; в 2002 году вышла в свет монография "Подводные средства доставки водолазов". Сейчас в Санкт-Петербургском издательстве "Галлея-Принт" завершается работа над следующей книгой, посвященной историко-техническому анализу подводных средств движения, созданных за последние 250 лет. Мы хотим посвятить ее издание шестидесятилетию кафедры "Ракетостроение".


С.А. Чириков и К.А. Афанасьев на испытаниях





Михаил
СТЕПАНОВ
профессор
кафедры
«Ракетостроение»

- Михаил Михайлович, расскажите, пожалуйста, об истории появления лаборатории "Лэкрос" на кафедре "Ракетостроение".

В восьмидесятые годы прошлого века на кафедре "Ракетостроение" стала функционировать научно-исследовательская лаборатория "Лабиринт", научным руководителем которой был заведующий кафедрой Ю.П. Савельев. Главными научными направлениями ее работы были:

- исследование гиперзвуковых течений, возникающих в возмущенной области атмосферы Земли и других планет Солнечной системы при полете различных объектов естественного и искусственного происхождения;

- создание автоматизированного комплекса для испытаний (АКИ), проводимых при массовом производстве боеприпасов для стрелкового оружия.

Однако, примерно в это же время, группа сотрудников лаборатории увлеклись новым направлением — вопросами гидроэкологии нашего города. Вы, конечно, помните, какие жаркие дискуссии разворачивались в то время вокруг строительства комплекса защитных сооружений (КЗС) Ленинграда от вероятных наводнений или попросту "дамбы". Обладая большим опытом моделирования сложных течений жидкости, газа и плазмы, данная группа в кратчайший срок не только смогла построить математическую модель гидроэкологических процессов, происходящих в Невской губе и Восточной части Финского залива, разработать метод численной ее реализации и соответствующую программу для ПЭВМ, но и провести серию численных экспериментов.

Полученные данные оказались настолько злободневными, что сразу же как сторонники, так и противники строительства КЗС стали изучать полученные результаты, пытаясь найти аргументы в свою пользу. В Военмехе побывало руководство города и руководство строительством КЗС. Городское телевидение сделало отдельную передачу из Военмеха, посвященную данной теме с показом полученных результатов. Такое, прямо скажем, неожиданное начало вдохновило всех нас, и с этого момента начались наши активные занятия вопросами гидроэкологии.

С годами значительно расширилась и территория, для которой эти вопросы наша научная группа пыталась и продолжает пытаться решить. Сейчас ее волнуют проблемы водных ресурсов Северо-Запада нашей страны. Но, конечно, в первую очередь — Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Большой объем проблем, который пришлось решать данной научной группе, вызвал необходимость на базе теоретического сектора "Лабиринта" организовать новую научную лабораторию — "Лэкрос", начальником которой был назначен я.

Ныне эти две лаборатории объединены в одну — учебно-научную лабораторию "Лэкрос" (заведующий лабораторией — Виталий Михайлович Савельев, научный руководитель — профессор М.М. Степанов), а основными ответственными исполнителями — сотрудники кафедры В.И. Семенцов, С.Э. Волосастов, В.Н. Гусева, А.А. Маслов. Лаборатория не только продолжает многие из вышеперечисленных работ, но и занимается новыми, прежде всего конверсионными, исследованиями. Опыт и знания, полученные ранее в ходе выполнения НИР по заказам ВПК, позволили в кратчайший срок реализовать его в совершенной новой области: внедрения современных информационных технологий для решения проблем экологии, моделирования водных экосистем и др. Однако и старая "любимая" тематика не забывается. Хотя и не такими темпами, какими бы хотелось, тем не менее, исследования по "старой" "гиперзвуковой" тематике продолжаются.

- Расскажите об основных направлениях работы лаборатории в настоящее время.

В настоящее время лаборатория "Лэкрос" специализируется на работах в четырех основных направлениях:

- разработка программных продуктов и внедрение современных информационных технологий для задач управления природопользованием, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, осуществления экологической паспортизации и мониторинга;

- разработка специализированных геоинформационных систем (ГИС);

- моделирование водных экосистем;

- моделирование течений жидкости, газа и плазмы.

Приоритетными направлениями работ для нас являются:

1. Разработка программных решений для управления водными ресурсами (предназначенных для бассейновых водных управлений и других территориальных организаций МПР России; профильных подразделений соответствующих региональных администраций субъектов РФ, муниципальных образований; отраслевых управляющих структур и отдельных предприятий);

2. Разработка программных решений для экологической паспортизации территориальных единиц (муниципальных образований);

3. Разработка программных решений для системы экологического документооборота предприятий, экологической паспортизации предприятий, их экологического мониторинга;

4. Построение физико-математических моделей водных экосистем, разработка методов их численных решений, а также разработка алгоритмов и программ их реализации на ЭВМ (ПЭВМ);

5. Построение физико-математических моделей сложных течений жидкости, газа и плазмы, разработка методов их численных решений, а также разработка алгоритмов и программ их реализации на ЭВМ (ПЭВМ). В том числе, с использованием современных профильных компьютерных пакетов.

Особо хотелось бы выделить бурно развивающуюся в последние годы тематику, связанную с созданием экологического паспорта предприятия-природопользователя Санкт-Петербурга: от разработки концепции и соответствующего технического проекта, как "бумажного" так и "электронного" его вариантов, до внедрения их на предприятиях города.

В лаборатории за последние пять лет разработаны и внедрены в практику многие программные комплексы; более чем на двадцать из них получены технические акты внедрения организаций-заказчиков.

Работы наши докладывалась на многих симпозиумах (их было более сорока), конференциях, семинарах…. Они рассматривалась на заседаниях Объединенного Научного Совета "Экология и природные ресурсы" Санкт-Петербургского Научного Центра РАН, где также получили положительную оценку. Нами опубликовано более 200 научных и методических работ, в том числе  две монографии, в которых сотрудники лаборатории выступали как соавторы.

Еще хотел бы отдельно выделить работы, проводимые в лаборатории под руководством доцента кафедры Сергея Константиновича Савельева, в частности, в области прикладной спектроскопии, биомедицинской информатики, и работы по исследованию механизма фрактально-кластерной неравновесной конденсации паров металла. За последние 5 лет сотрудниками научной группы, возглавляемой С.К. Савельевым, опубликовано более 40 научных работ, сделан ряд докладов на различных научных, научно-практических конференциях и выставках, в том числе и  международных.

Надо сказать, что лаборатория действительно имеет опыт международного сотрудничества, ряд упомянутых работ осуществлялся в ходе выполнения ряда международных проектов, таких, как российско-нидерландский проект "Интегрированное управление водными ресурсами Санкт-Петербурга" (по соглашению между Администрацией Санкт-Петербурга и Правительством Нидерландов, 1995-2000), международная программа "Балтийская Палитра " (Россия, Швеция, Финляндия, Эстония, Латвия, 2002-2004).

Например, сегодня Вы застали меня за разработкой новой заявки на конкурс для получения международного гранта по теме, касающейся состояния водных ресурсов Северо-Запада РФ. Во главе с Военмехом в ней участвуют научные группы Института водных проблем Севера РАН, Экономико-математического института РАН и "Нансен-Центра". Мы надеемся на выигрыш.

- Насколько Ваши научные разработки находят применение в учебном процессе кафедры?

Конечно же, мы стараемся использовать имеющийся научный задел для учебного процесса: нами читаются лекционные курсы, подготовлены циклы лабораторных работ и практических занятий, основанные на нашем опыте. Предполагается широко использовать имеющийся задел и при чтении курсов по новой специальности нашей кафедры — "Моделирование и исследование операций в организационно-технических системах".

И, естественно, широко используется наш опыт при реализации УНИРС, курсового и дипломного проектирования, написания магистерских диссертаций.

Можно, например, отметить дипломную работу выпускника 2005 года А.В. Нестеренко, который стал лауреатом конкурса студенческих дипломных проектов в области металлургии и машиностроения и получил медаль Петербургской Технической ярмарки в номинации "Машиностроение. Компьютерные технологии". А выпускник 2003 года А.В. Молдаванов был лауреатом стипендии Президента Российской Федерации и стипендии Правительства РФ, получил диплом победителя Санкт-Петербургского конкурса грантов для студентов, аспирантов, молодых ученых и специалистов и диплом "За лучший доклад" на традиционных "Гагаринских чтениях".




Станислав
ЛУКЯНЧУК
старший
преподаватель
кафедры
«Ракетостроение»

- Станислав Ананьевич, сейчас, что называется, "на слуху" такое понятие, как CALS-технологии (Continuous Acquisition and Life cycle Support) — непрерывные поставки и информационная поддержка жизненного цикла продукции. Идут разговоры о необходимости подготовки специалистов, владеющих этими технологиями. Что делается в этом направлении на кафедре "Ракетостроение"?

- Наша кафедра всегда старалась не отставать от современных тенденций проектирования, производства и эксплуатации изделий различного назначения. И, как видно из названия кафедры, это в первую очередь объекты ракетной техники, но наши выпускники готовы к работе и с продукцией иного назначения. Компьютерные технологии применяются на кафедре с момента начала их широкого распространения, и в настоящее время кафедра оснащена двумя классами с высокопроизводительными "персоналками". В учебном процессе, практически во всех курсах кафедры, используются как программы общего назначения, так и программные продукты группы компаний АСКОН - система трехмерного твердотельного моделирования КОМПАС-3D V8 Plus и PDM системы - КОМПАС-МЕНЕДЖЕР и ЛОЦМАН: PLM.

- Почему вы остановили свой выбор на  продуктах АСКОНа?

- Во-первых, группа компаний АСКОН, пожалуй, единственный производитель CAD/PDM систем, полностью ориентированных на российские стандарты. Эти программные продукты используют сегодня более 2500 отечественных предприятий, охватывающие практически все отрасли машиностроения. Во-вторых, группа компаний АСКОН всегда оказывала и оказывает большую поддержку образованию, и мы в своем сотрудничестве это смогли прочувствовать.  Так, наша кафедра в ходе сотрудничества с АСКОНом ни разу не получала отказа в технической поддержке. Мы всегда имели возможность использовать в учебном процессе "свежие" разработки этой фирмы, и сегодня мы используем последнюю по времени версию системы твердотельного моделирования КОМПАС-3D V8 Plus.

- А не слишком ли кафедра замыкается на программных продуктах АСКОНа?

- Ответ здесь однозначный — нет, ведь кроме разработок АСКОНа в учебном процессе кафедры используются такие известные программные продукты, как SolidWorks и его дополнения - COSMOSWorks, COSMOSFloWorks. В качестве примера комплексного использования этих программных продуктов могу привести цепочку — курсовой и дипломный проект А. Ступникова на тему "Зенитная управляемая ракета" (проект был защищен в прошлом году). Проект был отправлен на конкурс "Будущие асы компьютерного 3D моделирования" и по результатам конкурса был награжден Дипломом "…за высокий уровень выполнения проектно-конструкторских работ с использованием системы твердотельного моделирования КОМПАС-3D". В проекте была разработана трехмерная модель ракеты, с использованием КОМПАС-3D, а в пакете COSMOSFloWorks выполнялся аэродинамический расчет.

- Раз уж Вы  упомянули студенческий конкурс, расскажите, какие еще результаты принес кафедре КОМПАС-3D?

- Просто перечислю наши достижения: первое место на Первом всероссийском конкурсе на лучшую учебно-методическую разработку по применению САПР-КОМПАС в учебном процессе (2004), третье место на всероссийском конкурсе "Компьютерный инжиниринг" (2005), дипломы конкурсов "Будущие асы компьютерного 3D моделирования" 2005 и 2006 года.

- Как Вы видите дальнейшее развитие применение современных CAD/CAE/PDM систем в учебном процессе кафедры?

- Здесь ответ достаточно прост. Каждый учебный год я перестраиваю учебные курсы, читаемые мной на кафедре: "Введение в аппаратное обеспечение САПР" и "Компьютерное проектирование и программное обеспечение САПР". В настоящее время вводится новый курс — "Аппаратно-информационное обеспечение организационно-технических систем".

В 2005 году в университете вышли составленные мною методические указания "Проектирование сложных технических устройств с использованием КОМПАС-3D. Практическое пособие", а в 2006 году в московском издательстве "Солон-пресс" вышла моя книга "КОМПАС-3D Версии 5.11 - 8. Практическая работа". Кроме того, я принимал участие в первой международной научно-методической конференции "Применение программных продуктов КОМПАС в высшем образовании", которая проводилась Тульским государственным университетом в 2005 году, и в конференции "CALS-технологии в образовании, науке и производстве", проведенной нашим университетом в 2006 году. Если говорить о последней конференции, то было принято решение сделать ее ежегодной.

Для курсов постоянно готовятся новые лекции и задания для лабораторных работ. Ведется работа над учебником по применению продуктов КОМПАС, COSMOSFloWorks, COSMOSWorks. Планируется новое методическое пособие, в котором пойдет речь о групповой работе с использованием PDM систем.


С ПЛАНЕТОХОДОМ ПО ПЛАНЕТАМ

Эта публикация является развернутой аннотацией написанной уже рукописи книги "С планетоходом по планетам". Книга была задумана четверть века тому назад, когда автор работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте транспортного машиностроения (ВНИИТРАНСМАШ), и первая редакция рукописи была подготовлена в 1988 году под названием "На пыльных тропинках". К этому времени коллектив  космического направления, которым руководил лауреат Ленинской премии, д.т.н., профессор Александр Леонович Кемурджиан, выпустил ряд технических книг, посвященных динамике и устройствам шасси планетоходов, а также научным приборам и исследованиям условий на Луне, Венере и Марсе.

Материалы книги базировались на разработках коллектива конструкторов и исследователей, которые занимались созданием шасси планетоходов. В основном это были выпускники Ленинградского Военмеха, Ленинградского политехнического института,  Московского высшего технического училища (МВТУ) им. Баумана и других вузов.

Сам автор прошел весь путь от становления планетоходной тематики до настоящего развития космического машиностроения в ОАО "ВНИИТРАНСМАШ".


Игорь Сергеевич Болховитинов, доцент кафедры М1,
к.т.н. старший научный сотрудник, член-корреспондент
Космической академии наук им. К.Э. Циолковского

(Продолжение. Начало в № 7)

ПЛАНЕТЫ И ИХ СПУТНИКИ

Сегодня перед рассветом
я взошел на вершину горы
и увидел усыпанное
звездами небо,
и сказал своей душе:
"Когда мы
овладеем всеми этими
шарами вселенной,
и всеми их усладами,
и всеми их знаниями,
будет ли с нас довольно?"
И моя душа сказала:
"Нет, этого мало для нас,
мы пойдем мимо — и дальше".

Уолт Уитмен

Человек, прикованный к Земле, как к кормилице, стремится освободиться от ее объятий, стремится к полной свободе, не всегда осознавая, что это такое — свобода. Есть много рассуждений на тему, что такое свобода. Меня не удовлетворяет ни одно из них, поэтому я сформулировал свое собственное определение: "свобода есть пространство действий в рамках компетентности".  Я думаю, такая формулировка вполне понятна. Человек стремится к свободе через расширение своих знаний в какой-то определенной области или в нескольких областях. Полная свобода недостижима — "нельзя объять необъятное".

С появлением рода человеческого стали появляться  легенды, которые были естественной тягой объяснить непонятные явления.

Фантасты ХХ века были уже вооружены новейшими достижениями науки и строили более реальные картины будущего человечества, чем это делали в прошлых веках. Фантастические прожекты сменились реальными проектами. В октябре 1957 г. был осуществлен запуск первого искусственного спутника Земли. Не прошло и месяца, как запускается второй спутник с подопытной собакой-смертницей, затем в мае 1958 г. — третий.  Космос стал надежно осваиваться. С 1960 г. начинаются запуски кораблей-спутников. На шестом по счету корабле "Восток" 12 апреля 1961 г. полетел в космос Юрий Алексеевич Гагарин — первый космонавт. Эра космических полетов с человеком на борту была открыта. Сейчас уже трудно перечислить всех космонавтов, посетивших космос, летчик-космонавт — это уже обычная, хотя нелегкая и опасная профессия.

Нельзя сказать, что программы внедрения в космическое пространство проходили гладко. Реализация этих программ была трудным и часто драматическим явлением. Возьмем, например, программу освоения Луны в Советском Союзе. Из пяти запущенных  аппаратов серии Е-1 с сентября 1958 года по июль 1959 год лишь один (четвертый) частично выполнил поставленную задачу. Ни один из одиннадцати запусков аппаратов серии Е-6 с января 1963 по декабрь 1965 года не был на сто процентов успешным. В 1967-1968 годах из трех аппаратов, запущенных по программе высадки космонавтов на Луну, лишь один последний ("Луна-14") выполнил поставленную перед ним задачу. С июня 1969 по февраль 1972 года  из 8 запусков лишь два выполнили свою задачу ("Луна - 16" и "Луна -17"). С октября 1974 по август 1976 года из трех станций только один запуск был успешным ("Луна - 24"). Тем не менее, общая программа исследования Луны, можно считать, была выполнена.

Не лучше обстояло дело с реализацией программ США.

Подобная картина прорыва "сквозь тернии к звездам" наблюдалась и в осуществлении других программ: полеты к Марсу, к Венере, на Фобос. Но, как говорится, поставленная цель оправдывает затраченные средства.

Пройдет некоторое время, человек приступит к изучению планет, организовав колонии на Луне и Марсе, существенно расширив научные и технические познания. Но информация о первых шагах человечества по пути освоения космоса и планет останется навсегда в истории освоения космоса. Эти шаги являются фундаментом дальнейшего практического изучения пространства солнечной системы. Для того, чтобы осуществить эту первопроходческую работу в космосе, надо овладеть не только теоретическим, но и практическим опытом, т.е. обрести свободу действий в космическом пространстве.

Прежде всего, рассмотрим, как добраться до планеты.

В XVI-XVII вв. произошла революция в астрономии, правда, эта революция продолжалась более 100 лет, пока не была доказана очевидность новой "небесной схемы". Николай Коперник, Тихо Браге, Иоган Кеплер, Галилео Галилей, Исаак Ньютон — вот последовательные основатели современного представления о законах Вселенной. После открытия законов Ньютона стало ясно, что планеты удерживаются на своих орбитах солнечным притяжением, спутники — притяжением планет. Стало возможным рассчитать скорости их движения и орбиты, определить планетные расстояния, массы планет, периоды обращения, периоды вращения, взаимное положение планет, эксцентриситет орбит и т.д. Взаимное расположение планет называется их конфигурацией. Знание конфигурации планет очень важно для определения выгодного момента старта с планеты отправления, для расчета траектории полета и момента посадки на планету назначения.

Чтобы не заблудиться в полете, нужно обладать знаниями космической навигации. Самый верный способ ориентации в космическом пространстве — это ориентация по небесным светилам.

Для ориентации в космосе приняты 4 системы небесных координат: горизонтальная (относительно точки наблюдения), экваториальная (относительно плоскости экватора Земли и ее оси вращения), эклиптическая (относительно Солнца) и галактическая (относительно центра галактики и экваториальной плоскости млечного пути).

Для ориентации на самой поверхности планеты пользуются системой координат с названиями, соответствующими именам планет с приставкой — графическая, подобно географической, например, селенографическая (Селена — Луна).

Опустимся теперь на поверхность планет, а заодно и на поверхность Земли, т.к. поверхности планет земной группы удивительно похожи. Причины рельефообразования  порождены одинаковыми явлениями: тектоника, вулканизм, метеоритная бомбардировка, радиация, атмосферные явления (температура, ветры, влажность…), водная эрозия.
Прежде всего посетим Луну, там уже побывали астронавты.

Луна, как и все рассматриваемые ниже планеты и их спутники, будет интересовать нас с точки зрения доставки туда и  функционирования там планетоходов и человека.

Не будем, говоря о Луне, останавливаться на общеизвестных астрономических данных. От Земли она отстоит всего на 30 земных диаметров, поэтому полет туда измеряется не месяцами и годами, а сутками и даже часами.  Советские два лунохода были доставлены на Луну примерно за неделю. Масса Луны составляет примерно 1/80 массы Земли, поэтому и гравитационные силы там гораздо меньше и составляют 1/6 от земных. Лунные сутки составляют почти 30 суток земных. А суточная  температура, в связи с отсутствием атмосферы там, колеблется от минус 170 до плюс 1300 С, т.е. в диапазоне 300 градусов. История образования Луны, как и всех планет Солнечной системы, соответствует такой схеме: газово-пылевая облачность, гравитационное столкновение (слипание, спекание в результате столкновений), температурные расплавы, распределение пород (снаружи легкая кора, затем мантия и в центре тяжелое ядро), метеоритная бомбардировка, тектоника и вулканизм, старение.

С 1959 по 1976 г. к Луне было послано 54 исследовательских космических корабля, 18 из них совершили мягкую посадку и работали на ее поверхности. Два советских лунохода и 12 американских астронавтов побывали на поверхности Луны. Таким образом, Луна является наиболее изученным космическим телом.

На видимой стороне Луны расположены практически все моря. Обратная сторона почти полностью изрыта ударными кратерами. Всем кратерам присвоены имена известных людей, проявивших себя в области астрономии, физики, математики, просвещения. Горы названы по именам земных гор. Названия "море", "океан", "озеро", "болото", "залив" возникли со времен Галилея, который полагал, что темные области Луны связаны с водными хранилищами. Размер самых крупных кратеров — более 100 километров в диаметре. Наиболее крупные кратеры, занимающие промежуточное положение между морями и кратерами, называются талассоидами.

"Луна — серая, как алебастр. Ее поверхность напоминает грязный песок на пляже с множеством следов. Мили и мили пустынной местности. Здесь все время хочется прыгать". Таковы первые отрывочные впечатления о пребывании на Луне астронавтов. Грунт на Луне напоминает округлые стеклоподобные зерна с малым внутренним сцеплением. Встречаются и камни, некоторые из которых рассыпаются от миллионных лет пребывания и радиационного облучения. Вулканические образования на Луне из-за слабого гравитационного поля образуют мощную кольцевую и лучевую систему гор.

Следующим объектом наблюдения выберем ближайшую к Солнцу планету Меркурий. Когда-нибудь мы доберемся до этой планеты, а пока она остается очень неудобной для наблюдения с Земли и программы ее подробного обследования пока нет. Хотя в 1974 году КА "Маринер-10" передал на Землю фотоизображение западного полушария Меркурия. Исследователи увидели вторую Луну — так схожи были поверхности этих двух космических тел. Совсем недавно считалось, что вращение Меркурия синхронно с его обращением вокруг Солнца, но в 1965 году с помощью 300-метрового радиотелескопа было установлено, что за 2/3 своего года он совершает полный оборот вокруг своей оси, и при наблюдении с Земли создавалось впечатление, что Меркурий всегда обращен к Солнцу одной стороной. При сравнении с Луной прежде всего обращает на себя внимание поразительное сходство рельефов этих тел: моря, материки, кольцевые структуры больших кратеров, лучевые системы. Меркурий по размерам и массе превосходит Луну: радиус его составляет 1,4 радиуса Луны, масса — 4,46 массы Луны, ускорение свободного падения составляет 2,27 лунного, средняя плотность — 1,62 лунной плотности. Дневная сторона Меркурия прогревается до 4000 С, а ночная остывает до минус 1800 С. Кратерам Меркурия присваивали названия в честь известных деятелей мирового искусства, среди которых много наших соотечественников : Пушкин, Лермонтов, Репин, Рублев, Чайковский, Чехов и другие.

Теперь рассмотрим самую интересную планету земной группы — Марс. Размеры и масса Марса немногим больше меркурианских, но ускорение свободного падения примерно одинаково.

Прежде всего Марс привлекателен для исследователей-астрономов тем, что там может быть обнаружена жизнь или следы жизни, оставленные в период так называемого "марсианского рая", когда на планете был достаточно сносный для существования жизни климат с плотной атмосферой, водными бассейнами и реками, с бороздами — следами  ледниковых периодов и других явлений рельефообразования. Существуют современные планы исследования Марса, охватывающие не такой уж далекий период — лет 15-20. На полярных ледяных шапках не исключено наличие водяного льда. Кроме метеоритных кратеров там имеются вулканические образования системы гор Тарсис с самыми высокими вулканами встречающихся на планетах солнечной системы: Олимп, высотой 28 километров и относительно недалеко от него, подобно трем богатырям, вулканы Арсия, Павонис и Аскреус, чуть пониже Олимпа. Сейчас давление углекислой атмосферы там составляет порядка 0,01 земной атмосферы. Сильные ветры поднимают сезонные пыльные бури, вызывая так называемую "глобальную мглу". Сезонная температура колеблется от минус 1200 С до плюс 500 С. Марс исследовался многими КА и уже в новом тысячелетии исследования продолжены роверами США "Соджорнер", "Спирит" и "Оппортьюнити".

Марс имеет два спутника: Фобос и Деймос. Это две бесформенные каменные глыбы, официально открытые Д. Скиапарелли в 1877 году. Но задолго до этого, в 1626 году Джонатан Свифт в повести о приключениях Гулливера пишет: "Они (лапутяне) открыли две маленькие звезды, или два спутника, обращающиеся вокруг Марса". Кто им сообщил об этом? Причем, с такой точностью описаны были параметры обращения!

А теперь обратим свой взор на самую негостеприимную планету — Венера. Существование человека там немыслимо из-за исключительно высокой температуры (свыше 4500 С) и высокого давления (свыше 90 атм). Но научные приборы туда были доставлены на восьми спускаемых аппаратах (СА): от станции "Венера-7" по порядку до СА станции "Венера-14". Стоит вопрос: можно ли туда запустить работоспособный планетоход? Этот вопрос поднимался и поднимается теперь. Надо надеяться, что поставленная задача будет решена. Поверхность на Венере имеет более плавные формы, и эти рельефные образования называются красивыми женскими именами с приставками «терра» (по латыни земля).

Пропустим владения Сатурна и Юпитера с их, в основном, ледяными спутниками, т.к. планетоходам пока долго будет не до них. Займемся земными делами, т.е. поиском аналогов поверхностей Луны и планет, и моделированием гравитации.

Физики шутят: "Давайте полетим куда-нибудь прямо на нашей Земле, при этом все трудности,  связанные с космическим полетом, отпадут сами собой". И действительно, на Земле можно найти аналоги поверхностей многих планет, если рассматривать эти районы применительно к задачам движения по этим поверхностям планетоходов. Прежде всего такие районы надо искать в песчаных и каменистых пустынях, и они были найдены в Каракумах и в вулканических районах Камчатки. Были выбраны два типа вулканических районов: подножия вулкана Шивелуч с легким пемзовым покрытием, отличающегося большой степенью отражающих свойств, удобных для испытания лазерных дальномеров, и второй тип — подножия вулкана Толбачик с темным шлаковым покрытием и с жесткими выступами застывшей лавы (кекура). Эти районы были очень холмисты, изрезаны селевыми оврагами и разнородны по свойствам грунта, от очень сыпучего, почти пылевого покрытия до каменистого или монолитно скалистого "панциря". Дикая природа со звериным соседством от симпатичных свистунов сусликов (евражек) до громадных бурых медведей гризли; с реками, богатыми ценной рыбой; с лесами, наполненными ягодами и грибами; с экзотикой гейзеров и горячих источников; с большими комарами и мириадами гнуса; бездонным, чистым небом, наполненным таким скоплением ярких звезд, какие не прорвутся в мутном небе Европы, и еще с многим, чего перечислить невозможно.

Между напряженной работой испытателей тянет на лирику, выражающуюся в стихах, песнях, художествах, фото- и кинозарисовках. Здесь бессменно работали фотограф-художник Владимир Андреев и кинооператор Анатолий Васильев.


Вид из лагеря на Толбачик


Дайки. Каменные столбы

(Из зарисовок И. Болховитинова)

Нам никакие заграницы
Не смогут это заменить,
И за границей не приснится,
Как мы тогда умели жить.

То по программе лезем
в кратер,
То вдруг махнем в залив Петра,
То, оседлав торпедный катер,
Всю ночь гуляем до утра.

Идем на рыбу: по колено
Стоишь в воде, а по ногам
Горбуша лупит, как поленом,
Такое снится лишь богам.

Но больше все сидим на "базе",
Гоняем день и ночь шасси.
И вот — Ура!
— в Узон на грязи
На вертолете, как в такси…

Грязища булькает, как каша,
Какая чудная модель
Рождения планеты нашей.
Сюда б на несколько недель.

Мы в Банном озере прогрелись,
Под сорок градусов вода.
Выходишь голый —
просто прелесть,
Иван-Царевич! Хоть куда!

Потом под гейзеровы струи,
Глаза болят от красоты.
И мы восторженно пируем
Во славу идолам святым.

На океан. На камни-скалы,
Где раствориться ты готов,
Мы приобщимся, хоть устали,
К семье тюленей и китов.


(Из песни В. Новикова)

"На базе, там гурмане
Жрут карасей в сметане,
Им в глотку надоело водку лить.
А где-то на Толбачике
Кукуют наши мальчики
И им ни закусить, ни закурить.

А ну, пока хватает  дров,
Готовь рагу из комаров,
Готовь шашлык
из пары кирзачей,
Ведь мы Мухтара съели
Еще на той неделе,
И нету вертолета из Ключей."

Одной из серьезнейших проблем является проблема воссоздания гравитационных условий на Луне, планетах, их спутниках или воссоздания полной невесомости. Известный в мире конструктор механизмов и инженерных систем для космических аппаратов воспитанник и ученик С.П. Королева Владимир Сергеевич Сыромятников в своей книге "100 рассказов о стыковке…" пишет: "Невесомость — самая разительная особенность космического полета…... Этот беспрецедентный проект, который не удалось повторить никому до сих пор, стал лебединой песней нашей совместной работы с С.П. Королевым". Этот проект основывался на вращающейся системе в космосе. Центробежные силы создавали определенное ускорение свободного падения, т.е. имитировали нужную гравитацию. Моделирование гравитации для планетоходов — это особый вопрос. Испытания проходят на земле, поэтому и нужная гравитация должна моделироваться на земле. Предлагалось и осуществлялось множество проектов такого моделирования: упругий подвес, когда при натурной массе убиралась часть веса; разгрузка с помощью пантографного механизма; наклонная стенка; обезвешивание в гидробассейне; специальный профильный кулачок, позволяющий не изменять разгружающую силу при растяжении-сжатии разгружающей пружины; падающий стенд; самолет-лаборатория; наконец, натурно-математическое моделирование. Все эти методы моделирования не могли полностью воссоздать гравитационные условия на Луне или на планетах. Наиболее близко эти условия моделировались в самолете-лаборатории и на падающем стенде, но здесь могли проводиться испытания отдельных  элементов изучаемых явлений и в течение очень короткого времени. Другие методы обладали существенными недостатками как по точности, по ограниченности пространства действий, так и по принципиальной корректности моделирования. Среди всех рассматриваемых методов моделирования гравитации можно выделить метод натурно-математического моделирования. Этот метод заключается в том, чтобы на физической модели планетохода получить все динамические процессы, происходящие при движении натурного планетохода. Такой эксперимент был проведен на модели лунохода. По критериям подобия были выбраны следующие характеристики макета: при полноразмерном макете масса и момент инерции были уменьшены в 6 раз (гравитационные силы на Луне в 6 раз меньше земных), скорость движения увеличена в  2,5 раза. В результате при движении все линейные и динамические параметры полностью воспроизводились, как на натурном луноходе. Однако и здесь полное моделирование не удавалось, т.к. массу мотор-колес невозможно было уменьшить.

На этом можно было бы и закончить реферативный обзор главы "Планеты и их спутники", самой экзотичной главы. Условия на планетах нам не только рисовали фантасты и ученые, но и мы сами дорисовывали их, на лунодромах и планетодромах Камчатки и в песках Каракумов. Поэтому захотелось закончить главу камчатскими зарисовками, написанными в 1978 году на вулкане Толбачик.

Мы сели в колючие камни
пустыни,
Пропеллером нам помахал
вертолет,
Без лишних эмоций его
отпустили
Назад в комариное царство болот.

В бинокль чуть заметно
вулкан фумаролит,
Сереют курганы из пемзовых куч.
И лучшей теперь
не мерещится роли,
Чем в роли погоды погода без туч.

А вечер идет то в туман
безысходный,
То в полную полночь
просыпанных звезд.
Поклонами бьют неземные
заходы
И чиркает в небе
камеченый хвост.

Ландшафт затаил
в полнолунном безбрежье
Простые загадки красивых идей,
Поэтому рядом со следом
медвежьим
Есть роботов след
и ученых людей.

Трещит, надрываясь,
мотор-генератор,
Трещит, согревая, железная печь,
А люди, раскинув вечерние
карты,
Усталость забыв,
не торопятся лечь.

Могла б быть по рации
связь интересней:
"Как слышишь меня ?
Отвечайте. Прием."
Хрипяще щекочут
Высоцкие песни,
Мы вместе под карты
тихонько поем.

Недели навесили мрачные виды
Усталых людей и унылой Луны.
Одно утешает,
что вид Антарктиды
Наверное, больше чем вдвое уныл.

Работе конец, а нелепой погоде,
Видать, еще долго
не будет конца.
Недели сиденья проходят,
как годы,
Шмутье наготове.
Послать бы гонца.

Но вот и прогалина.
Звук вертолета.
Навьючены.
Все в вертолетный живот.
Прощай, лунодром,
пожелай нам прилета
В родные пенаты,
где брат наш живет.

Простились и все.
Не пройдет и полгода -
Мы снова вспомянем
пустыню Луны.
Захочется снова в любую погоду
Туда, где в пустыне одни валуны.


Толбачик. Колесно-шагающий макет


МЫ БЫЛИ ПЕРВЫМИ...

Своими воспоминаниями делится лауреат Государственной премии СССР, почетный ветеран ВДВ, выпускник кафедры А1 1952 года

Михаил КОНОВАЕВ


1948 год. В общежитии.

В верхнем ряду (слева направо): М. Коноваев (будущий лауреат Государственной премии СССР); Н. Дорожкин (будущий член-корр. АН, д.т.н.). В нижнем ряду (слева направо): В. Соловьв (будущий к.т.н.); М. Пейсахович (будущий директор завода медицинских инструментов); В. Бурлов (будущий начальник группы испытателей).


1950 год. Приехали на практику в Челябинск.

В верхнем ряду крайний слева Нил Дорожкин - член-корр АН Белоруссии; крайний справа М. Коноваев.

В нижнем ряду второй справа Володя Шашкин — д.т.н., одно время преподававший в Военмехе.

1946 послевоенный год. В буклете, призывающем поступать в Военмех, появилась всего одна новая страница. На ней фото залпа "Катюш" и подпись:"Факультет реактивного оружия". Потом его кодировали буквой "А", "Конструкторским", но суть осталась — он готовил ракетчиков. Это был вызов времени. Наша "Катюша" утвердила себя на полях войны, а немецкие "ФАУ", секретами которых овладели американцы, могли быть ими усовершенствованы и нести атомные заряды. А нацеливались они на СССР.

Мы из первого полноценного набора — группы 804, 805 и 806. Мы — это вчерашние школяры, увлеченные романтикой Циолковского, и севшие за студенческие парты фронтовики, знавшие цену жизни и оружия.

1946 трудный, голодный год. Еще были в ходу продовольственные карточки, но мы всерьез взялись за учебу, трудности не пугали. На кровать ставили табуретку, к ней прислоняли чертежную доску и — пошла работа. А вот, когда через год карточки отменили, и в гастрономе рядом с общежитием появилась в свободной продаже колбаса — жизнь вообще стала прекрасной.

В 1949 году весь наш поток отправили на полигонную практику в Красноармейск. Здесь своими глазами мы увидели и залп "Катюши", и разрывы снарядов. А в 1950 году на заводскую практику уже поехали врозь — "пороховики" в Челябинск, а "жидкостники" в Химки и Подлипки.

Чему учить ракетчиков? Тогда еще трудно было составить полноценную учебную программу. Казалось, что преподавали ряд вроде бы и не нужных дисциплин: "подъемно-транспортное оборудование", например. Но оказалось, что широкая разносторонняя инженерная подготовка дала нам возможность легко ориентироваться в смежных областях и тем самым находить нестандартные решения своих узких проблем.

Да и жизнь, иногда непредсказуемо повернув судьбу, дала возможность некоторым из нас утвердить себя в совсем не ракетных областях. Нил Дорожкин стал доктором наук в области порошковой металлургии, Миша Пейсахович — видным конструктором медицинской техники, Володя Зенченко — доктор наук в области пневматических систем управления технологическим оборудованием.

Но основной гордостью нашего выпуска, конечно, стали ракетчики. В первую очередь дважды Герой Социалистического Труда, академик, создатель "Сатаны" Володя Уткин. Миша Хомяков получил звание лауреата Ленинской премии за создание первого искусственного спутника Земли.

А еще десятки кандидатов наук и инженеров, вложивших свой труд в ракеты и двигатели, создававшиеся в Днепропетровске, Королеве, Люберцах и других местах. Гордость нашего выпуска, видные ученые, некоторое время ведшие преподавание в Военмехе: Саша Барабанов — ныне зав. кафедрой в Севастопольском техническом университете, Боря Райзберг (дважды доктор: технических и экономических наук), ныне работающий в институте макроэкономики, и покойный Володя Шашкин, лауреат Государственной премии СССР в области транспорта.

Мы были первыми дипломированными ракетчиками. Мы создали надежный ракетный щит страны. И этим мы горды!

Нас осталось совсем немного, все уже наш круг. Мы, как можем, поддерживаем общение друг с другом. Кто-то из нас еще продолжает работать, передавая опыт тем молодым, которые решили продолжить начатое нами дело.

Успехов Вам, уважаемые военмеховцы!

С юбилеем, «первая» кафедра!


На сорок первых Научных чтениях К.Э. Циолковского

С 2002 года студенты кафедры "Ракетостроение" БГТУ "Военмех" постоянно участвуют в Научных чтениях К.Э. Циолковского. Это научное мероприятие каждый год, начиная с 1966 года, происходит в Калуге. Посвящено оно памяти долгое время жившего и работавшего здесь учителем физики Константина Эдуардовича Циолковского. Регулярно сюда съезжаются научные работники, инженеры и преподаватели со всей страны. В прошлые годы на заседаниях различных секций, организованных в рамках Чтений, с докладами выступали студенты кафедры А1 Дмитрий Джепа, Александр Козлов, Александр Кузнецов, Дмитрий Охочинский.

Сорок первые Научные чтения К.Э. Циолковского проходили с 12 по 14 сентября 2006 года, и в этот раз представлять кафедру А1 довелось мне с докладом "Лунная ракетная транспортная система", подготовленным совместно с доцентом М.Н. Охочинским.

Итак, Калуга. Днем 12 сентября участники Чтений возложили венки к могиле К.Э. Циолковского. Присутствовали летчики-космонавты СССР, дважды Герои Советского Союза А.С. Иванченков и В.В. Лебедев, а также президенты и директора различных организаций, связанных с созданием ракетно-космической техники. Чуть позднее состоялось первое пленарное заседание Чтений. Из всех выступлений особенно запомнился доклад космонавта В.В. Лебедева "Опыт и проблемы создания региональных геоинформационных центров". После заседания прошла экскурсия по Государственному музею истории космонавтики имени К.Э. Циолковского. Мне экспозиция очень понравилась, в ней представлено множество интересных образцов космической техники, в том числе и современной.


Ракета-носитель «Восток»

С соседями по номеру мне повезло. Баньковский Лев Владимирович, доцент Соликамского педагогического института, приехал на Чтения, так сказать, погостить. Тридцать восемь лет назад он, будучи молодым специалистом, выступал здесь, его доклад был сильно раскритикован, и с тех пор как докладчик он в Чтениях не участвовал. Общительный человек, хорошо знающий Калугу и увлеченный историей ракетной техники и космонавтики, работающий над книгой по этой тематике. Второй сосед — личность не менее интересная. Толкачев Владимир Федорович, ведущий инженер-конструктор научно-исследовательского комплекса НПО "Энергомаш". В 1946 году он поступил в МГТУ им. Баумана, а затем работал в коллективе самого В.П. Глушко и имел удовольствие общаться с ним напрямую. На Чтениях он выступал с несколькими докладами в разных секциях. Мне и Льву Владимировичу он подарил сборник своих стихов.

13 сентября начались сами Чтения. Работало десять секций, всего заявлено было около двухсот пятидесяти докладов. Я выступал во второй секции "Проблемы ракетной и космической техники". Так как мой доклад был назначен на вторую половину дня, то с утра успел посетить дом-музей К. Э. Циолковского.

Заседание моей секции проходило в здании мэрии. Меня достаточно внимательно выслушали и даже задали несколько вопросов — лунные транспортные системы, как оказалось, сегодня очень востребованная тема. Правда, хотелось еще большего внимания, но люди на секции собрались весьма представительные и на скромного студента смотрели чуть-чуть свысока. К тому же я был самым молодым участником. Тем не менее, доклад предложили подготовить к публикации в трудах Чтений.


Докладчик - И.В. Вагнер

Мне также доверили сделать еще несколько сообщений, подготовленных представителями Военмеха. В частности, доклад А.В. Беляева, Л.С. Бурылова и Д.М. Охочинского "О создании образовательного искусственного спутника Земли" (от БГТУ и СЕКК - Северо-европейского космического консорциума), был представлен на секции "К.Э. Циолковский и проблемы образования". Интерес к докладу был большой, и после него последовало множество вопросов, на которые мне, кажется, удалось ответить достаточно подробно.

Вообще, за прошедшие годы отношение к представителям нашей кафедры и ее студентам у организаторов Чтений сложилось очень неплохое, и на будущий год нас снова ждут в Калуге.

И.В. Вагнер, магистрант кафедры "Ракетостроение"


НАШИ ВЫПУСКНИКИ

ТЕСТОЕДОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ родился 29 ноября 1951 года. Выпускник Ленинградского механического института 1974 года (кафедра «Ракетостроение»). С 1974 года работает в научно-производственном объединении "Прикладная механика" (в городе Красноярск-26, в настоящее время — Железногорск). Работал инженером, начальником отдела, начальником комплекса. Специалист в области отработки и испытания элементов конструкций космических аппаратов. Разрабатывал методы испытания механических систем в условиях невесомости, участвовал в экспериментальной отработке механизмов космических аппаратов длительного ресурса эксплуатации. Внес значительный вклад в создание уникальной испытательной базы НПО ПМ. Принимал участие в создании оборудования и стендов, акустической камеры и оснащении тепловакуумной камеры, разработал концепцию, проект и запустил в эксплуатацию стенд имитации переходных процессов при моделировании нагрузок активного участка выведения. Принимал личное участие в разработке и испытаниях космических аппаратов  "Молния-3", "Радуга", "Горизонт", "Экран", "Экран-М", "Луч", "Экспресс", "ГЕО-ИК", "Глонасс".

В 1991 году присвоена ученая степень кандидата технических наук. Доцент, преподает в Сибирском государственном аэрокосмическом университете.

С 1998 года — директор ОАО "НПО ПМ - Развитие". Руководил разработкой и производством наземных антенных систем.

Награжден медалью "За доблестный труд" и 4 медалями Федерации космонавтики СССР и Российской Федерации. Лауреат премии Правительства Российской Федерации.

8 сентября 2006 года приказом руководителя Федерального космического агентства назначен Генеральным конструктором и Генеральным директором ФГУП "Научно-производственное объединение прикладной механики имени академика М.Ф. Решетнева".

Уважаемый Николай Алексеевич!

Ассоциация выпускников Военмеха сердечно поздравляет Вас с назначением на должность Генерального конструктора и Генерального директора ФГУП "НПО ПМ им. академика М.Ф. Решетнева". За 32 года работы в ракетно-космической отрасли Вы проявили лучшие черты военмеховца — профессионализм и упорство в достижении поставленных целей.  Особенно отрадно, что все эти годы Вы не прерывали связь с родным вузом и друзьями из Военмеха.

Перед Вами стоят большие и трудные задачи — это поручение Президента по ускорению выполнения Федеральной космической программы и его Указ о создании ОАО "Информационные спутниковые системы", а также коренная реорганизация научно-производственного объединения. Мы уверены в том, что и на этом посту Вы будете отдавать все свои силы, знания и опыт на благо нашей Родины.

Желаем Вам успеха.

НП "Ассоциация выпускников Военмеха"


Спасибо кафедре родной…

Спасибо!!! Знаний, полученных на кафедре "Ракетостроение", хватило на всю инженерную работу, что досталась мне с апреля 1978 года, когда я пришел молодым специалистом в проектный отдел КБ "Арсенала".

С того времени профиль работы, техника менялись диаметрально. В последний раз даже язык общения пришлось сменить. Конечно, все это не было законспектировано за пять с половиной лет учебы, но научили главному — учиться. Так что, спасибо всем за науку, а Станиславу Николаевичу Ельцину и за все остальное. Оно, это остальное, между прочим, тоже очень пригодилось...

Сергей Железняков

ABB Industrial & Building Systems Instrumentation (Москва)

«Военмех и кафедра А1 — это как Родина, один раз и на всю жизнь!»

Системная качественная подготовка позволяет использовать знания во всех областях, четко понимаешь, что из инженера подготовить менеджера, экономиста, политика или рабочего в любой области можно довольно быстро. Наоборот гораздо сложнее или просто невозможно. Личный жизненный опыт это доказал. Мой переход от проектирования в области ракетостроения к проектированию и производству нагрудных знаков, орденов и значков произошел, когда ректор поручил сделать новый выпускной знак Военмеха. Так я оказался на фирме "Феодоровский завод АВ". Предприятие наше молодое — всего 10 лет, создано оно практически "с нуля".

Среди наших наиболее значительных работ — выпускные знаки многих питерских университетов, должностной знак (цепь) губернатора Санкт-Петербурга, знаки к 300-летию Санкт-Петербурга, Кронштадта, Петергофа, ордена и знаки для многих известных предприятий. Недавно мы изготовили и подарили памятные медали в память о захоронении императрицы Марии Федоровны.

Основные критерии качества выпускаемой продукции — высокое художественное качество и, как при создании ракетных систем, оригинальные решения.

Юрий Павлович Ермаков,
заместитель директора фирмы "Феодоровский завод АВ",
выпускник кафедры "Ракетостроение" 1980 года


ШЕФСКИМ СВЯЗЯМ — КРЕПНУТЬ

21 сентября 2006 г. исполнилось 20 лет с момента торжественного подъема флага Военно-Морского Флота СССР на нашем подшефном ракетном крейсере "Маршал Устинов". Для участия в юбилейных мероприятиях были приглашены сотрудники БГТУ. На торжественном построении выступил ректор профессор О.С. Ипатов и вручил экипажу подарок от Военмеха  — многофункциональное цифровое устройство "Принтер/копир/сканер". За два дня пребывания на борту корабля удалось провести рабочие встречи с командованием, ветеранами, личным составом крейсера, руководством г. Североморска. Обсуждались вопросы довузовской подготовки матросов, старшин, учащихся кадетских классов, переподготовки офицеров Северного флота в Военмехе.  Проведенные встречи и переговоры способствовали укреплению шефских связей, позволили определить конструктивные направления совместной деятельности. Сотрудничество уже приносит первые результаты. Наши студенты, обучающиеся на факультете военного обучения, проходят на крейсере учебные сборы, а отслужившие на корабле ребята закончили подготовительное отделение и уже учатся в Военмехе.

Кстати, традиция шефства над кораблями отечественного флота имеет многовековую историю, у истоков которой стоял Петр Великий.

Вячеслав Бородавкин, директор ИРКТ


ПОЗДРАВЛЯЕМ ЮБИЛЯРОВ

С 70-летием

ПРОТЧЕНКО В.М.
КУЛЬБУШ А.Г.
ЛОСКУТОВА В.И.

С 65-летием

БАХАРЕВА Ю.И.
КУЛАГО Л.Н.

С 60-летием

МУХИНУ Т.М.

С 55-летием

ГЛИНКИНУ И.Е.
БУТКАРЕВУ Н.Г.
ПЕТРОВУ Л.А.
ГУРЬЯНОВСКУЮ Н.И.

С 50-летием

ШЕСТАКОВУ И.В.
ФЕДОРОВУ Н.М.
ГУЛЬБОВУ В.И.
ДЗАГИ Б.Т.
АБСАЛЯМОВУ И.А.
СУСЛОВА В.П.
РОГОВУ И.А.
РЕДЬКИНА В.Н.
ТИГИНУ М.В.

На главную